пятница, 2 марта 2018 г.

Лукьянова Евгения Степановна

Евгения Степановна родилась 25 октября 1929 года в деревне Старое Шилково. Это была большая карельская деревня, в пределах 30 домов. Жителей было много, даже две бригады были созданы. Колхоз назывался «Путь Ленина». 
Вот что она вспоминает:
"Семья у нас многодетная, пятеро детей.
Отец работал председателем колхоза. Тогда было строго, что-то сделал видимо не так и заработал срок 10 лет, а оттуда забрали на войну.
Под Херсоном ранили, приехал домой на костылях. Брат, который старше меня на 2 года, отслужил 7 лет, взяли по призыву, да еще и потом задержали.
Войну хорошо помню, мужчин забрали, девчонок постарше отправили на окопы под Осташков.
Все заботы по сельскому труду легли на плечи подростков. И мы не подвели. Все убрали, даже навоз вывезли с ферм на поля. Хлеб косили косилками, ставили в бабки, обмолачивали лошадьми. Они как в цирке ходили по кругу. Зерно отгребали граблями, снопы – в ригу, сушили, далее били брюжами - это цепи для обмолота. 
Я до 1956 года жила в родном Ст. Шилково. Деревня была длинной, дорога широкой. Через нашу деревню шёл путь на Кесьму, там ведь была больница и амбулатория. В то время село Кесьма было центром Овинищенского района. 
Река Кесьма текла за деревней в лесу, в половодье разливалась, образуя омута, в них ловили рыбу. 
В деревне был медпункт, магазин, кузница, две фермы, курятник и ветеринарный участок. Дома были добротные, большей частью пятистенки. 
Даже когда деревня частично опустела, её облюбовали дачники: в стороне от дорог, тишь и благодать. 
Теперь же этой деревни нет, сгорела полностью больше 10 лет. Сейчас на пепелище люди ходят за орехами, лещина после пожара очень разрослась. 
Я сразу же после войны стала работать дояркой. Доили вручную молоко, затем на верёвках отпускали в колодец, чтобы не прокисло.
Когда семья переехала в соседнюю деревню Доманово, то меня поставили на свинарник. В 1956 году ездила на ВДНХ в Москву, как представитель колхоза.
Деревня Доманово тоже карельская. Расположена она на горе, компактно, в солнечный день даже Залужье видно, а ведь это уже Сандовщина. 
Там имеются два песчаных карьера, весь район пользовался их услугами, все дороги сделаны из нашего песка. 
За карьером расположено кладбище. Мы его всегда звали мелюхинским, но сейчас оно почему-то называется пятницким. За карьером имеется некогда красивейший Крылов пруд. Из него вытекает ручей Ретшина, который впадает в реку Ротыня.
Когда вышла замуж (1958 год) в деревню Крутцы, то также продолжала работать со свиньями. За посыпкой надо было ездить за 7 км в деревню Ильницы на лошади, там была дробилка и амбары. Это уже после объединения стали корма возить на тракторах, а потом даже свою дробилку построили.
Деревня Крутцы была небольшой, более десятка домов, расположена на холме. Ничего такого знаменитого в ней нет, не считая, что в полукилометре берет начало река Кесьма.
Вот уже состарилась совсем, а все помню и радостно оттого, что мой труд (10 лет дояркой и 22 на свинарнике) был замечен.
Не умеют и не хотят теперешние люди работать на земле, даже собственные участки не каждый имеет. 
Живу сейчас в Тимошкине, уже третий год. Сын вернулся с женой с севера, меня из Крутцов перевез, там уже не осталось ни одного жителя. Дом купили, подремонтировали. 
Хорошо тут, народ хоть есть.

Елена Молодцова, 
библиотекарь Тимошкинской библиотеки

Комментариев нет:

Отправить комментарий