пятница, 11 ноября 2016 г.

Край судьбы моей.

«Сторона, родимая сторонка
 Белым цветом дали замело, 
 Провода поют под ветром тонко,
Вижу сердцу милое село…»
Эти строки самодеятельного поэта, как нельзя, кстати, служат эпиграфом к этой работе, которую я хочу представить. Речь пойдёт о территории, под названием моя малая родина. А раскинулась она на окраине Весьегонского района, на расстоянии чуть больше 50-ти километров от центра. Это не будет научным трудом, это будет как моё воспоминание о том далёком времени. Много всего интересного было и есть у нас. Начиная 1617 года и до 1720 года нашу местность стали заселять карелы, большинство населённых пунктов были карельскими: из 24 деревень только 8 были русскими. Сейчас уже четыре деревни вообще отсутствуют и лишь деревья, правильно посаженные напоминают о том, что здесь когда-то жили люди. Пустующих деревень-8,туда уже никто и никогда не приедет…. 35 лет назад у нас населения было 700 человек, а сейчас нет и 200.Одних участников ВОВ было 32 ,на данный момент – ни одного. Однако и сейчас у нас проживают люди, которые разговаривают на карельском языке, соблюдают традиции карельского народа, правда их тоже наберется десятка полтора. В память о том далёком времени, библиотека создала музейную экспозицию под названием «Живая старина», которая представляет собой уголок карельской культуры, где экспонируются предметы быта карел. Надо отметить, что экспозиция пользуется успехом у тех, кто приезжает к нам просто погостить. И это не может не радовать.

Еще я помню барскую усадьбу Тюлькино потому, что родилась в двух километрах от неё, ходила в начальную школу деревни Большое Мякишево четыре года мимо неё. Очень трогательно, одновременно с любовью и ностальгией, о своём родовом имении рассказала Нина Афанасова в книге «Жизненный путь». Нет, конечно же, я саму усадьбу не помню. Когда я родилась, её просто уже не было. Но фундаменты домов, сараев и других построек, сильно разрушенные, но все же заметные, существуют до сих пор. Даже пруд, хоть и заросший ещё есть. В детстве мы ходили туда за яблоками, орехами, цветами. Многочисленное количество цветов и саженцев перекочевало в сады деревенских жителей. Но турецкая гвоздика и аквилегия до сих пор растут и цветут на месте бывшей усадьбы. А липу, дуб, барбарис и лещину я впервые увидела именно там. Сейчас это излюбленное место отдыха молодёжи, привала охотников и просто путников. Там стоит стол под навесом и можно укрыться от дождя, перекусить. Любят туда ходить за грибами. Нина Афанасова в своих воспоминаниях рассказывала, что по речке Ротыня она плавала на лодке. Я речку такой уже не помню, она только в половодье, лет 45 назад, разливалась так, что мы не могли ходить на родник за питьевой водой, ибо наш колодец ежегодно затоплялся примерно на неделю. Рыба там водилась краснопёрка, и ещё какая-то мелочь, но мы её с удовольствием ловили и ели вкусно пожаренную в сметане. Однако помню, что, после половодья, взрослые ловили даже щук. Сейчас, хоть воды в реке будет примерно воробью по колено, её облюбовали бобры и с успехом строят там плотины. Это говорит о том, что у нас все же в порядке экология.
Очень красива, хоть и почти разрушена Воскресенская церковь в деревне Пятницкое. Я помню её ещё с куполами. Помню так же, что в советское время она была приспособлена для хранения зерна. Оставшиеся росписи, хоть и выглядят плачевно, но красивы и величественны. А еще здесь в родовом склепе своё последнее пристанище нашёл сын владельца усадьбы Тюлькино Александр Михайлович Колюбакин, депутат 111 Государственной думы, погибший в годы Первой Мировой войны. В честь знаменитого земляка возле церкви теперь стоит памятный камень, торжественное открытие которого было летом 2014 года.
Ещё у нас есть удивительный родник. Наша местность устроена так, что вдоль нашей речушки бьют ключи, причём много и места здесь очень топкие. Это такое завораживающее зрелище, смотреть на них, как будто кипит вода. А этот же, находится на горе и вода из него вытекает постоянно, а зимой брызги замерзают причудливыми фигурками. Находится он в деревне Сельца. Как приятно жарким летом побыть у этого родника, где постоянно журчит вода, как бы разговаривая. Я помню, как из родника воду в чанах возили на ферму на лошадях. Даже представить трудно, сколько раз водовозу приходилось спускаться с крутой горы, чтобы обеспечить водой общественный скот, которого было в те времена немало? Это у 70-х годах построили современный комплекс с водонапорной башней. Но жители по-прежнему брали и берут воду с родника. И как грустно оттого, что в деревне остался всего один житель, жёлоб приходит в негодность и вода скоро, будет вытекать с горы, как Ниагарский водопад и набрать её будет трудно. А если деревня опустеет, то и к роднику даже тропочки не будет. А жаль…
Вот такое удивительное место есть на нашей большой планете, маленький, но любимый уголок, кусочек великой России, ВЕСЬЕГОНИЯ.
Е.Молодцова, библиотекарь

понедельник, 24 октября 2016 г.

Её увлечение - животные.

Живёт в городе Череповец Вологодской области талантливая девчушка - Бабикова Аня. Главное её увлечение - животные. Она не только любит с ними общаться (кота Барсика сама дрессирует), но очень любит их рисовать. И этим летом в нашей библиотеке была организована выставка рисунков Ани. Их набралось столько, что даже не все удалось развесить. К рисованию Аня пристрастилась еще в садике, а как пошла в школу,  стала посещать кружок рисования. Сейчас Аня уже в пятом классе, правда, у неё уже появились немного другие интересы. Она очень увлечена спортивными танцами и много времени отнимают занятия английским языком. Аня учится только на «4» и «5». Каждое лето приезжает она к бабушке в деревню Тимошкино на каникулы. И здесь, когда кругом столько животных и птиц, она вновь берётся за краски и рисует, рисует. Аня, наша активная читательница. Кроме книг, которые обязательно надо прочесть в дни летних каникул, всегда читает книги о животных. И сама она добрая, приветливая и ласковая, как котёнок. Всегда помогает бабушке по хозяйству. А свои рисунки она подарила библиотеке.                                                 

Большое спасибо, Аня, тебе за твои рисунки. Желаем тебе успехов в учёбе и творчестве. И с нетерпением ждём новых встреч и новых работ.
Молодцова Е.В., библиотекарь

воскресенье, 23 октября 2016 г.

Огородные чудеса

При Тимошкинской библиотеке работает кружок «Мастерская  Самоделкина», где обычно младшие школьники  занимаются рукоделием, делятся  хоть и небольшим, но опытом. В фонде библиотеки также имеются издания, предназначенные для творческого развития читателей. Но на этот  раз  мы решили провести занятие кружка  на свежем воздухе,  в совершенно удивительном огороде на улице Новая в деревне Тимошкино, и называлось оно «Огородные чудеса». Хозяйка, Пронина Татьяна Степановна,  провела нас  по своим владениям, где нам повстречались весёлая зебра, серьёзный медвежонок и забавные ёжики. «Сияли» также два солнышка. Всё изготовлено из простого материала: пластиковые бутылки, чурки, покрышки. В тени виноградника построены качели   и так искусно обставлены колёсами от конных телег, что впечатление  такое,  что  это волшебная колесница. 
На  различных подставках чайники и кастрюли, а в них цветы. Сооружена альпийская горка, где очень вольготно  традесканции. Старинные фонари «летучая мышь» развешены по периметру сада, под кустами горшки и кувшины. 
 

А какое шикарное колесо, разрисованное разноцветными красками и свободно вращающееся на подставке, грациозно стоит посреди сада! 
Множество растений, так любовно посаженных хозяйкой, переселились сюда из Украины, Тамбова, Москвы, Выборга  и прекрасно себя чувствуют. Здесь  маньчжурский  и грецкий  орех, а также наша лещина.  Калина бульденеж, гортензии, хосты, канны, розы, хризантемы и многие другие цветы. После обследования участка уже хозяин, Евгений Николаевич,  рассказал и показал, как делаются  отдельные детали тех или иных декораций с использованием подручных материалов. Дети остались довольны.

Молодцова Е.В., библиотекарь Тимошкинской сельской библиотеки

пятница, 22 апреля 2016 г.

Карельский костюм (окончание)


Праздничный костюм
Длительное этническое взаимодействие нашло свое отражение в решении праздничного костюмного комплекса. Ярким примером тому служит праздничный костюм теблешанки первой половины XIX века из Кашинского музея. Льняная рубаха украшена продольными ткаными красными полосами на «долгих» рукавах и плотной ковровой вышивкой с позументом, лентами, тесьмой и блестками на плечевой части. Косоклинный сарафан из красного ситца украшен желтой лентой с лилиями и золотым кружевом. Этот костюмный комплекс был приобретен купцом - коллекционером И.Я. Кункиным в Теблешской волости Бежецкого уезда ещё в конце XIX века. В яркой нарядности и шедрой узорчатости костюма скрестились русские и карельские черты. Завершающим элементом костюмного комплекса является женский головной убор - сорока первой половины XIX.
Мужской костюм
Мужской костюм был более однотипным по покрою не только в границах Тверской губернии, но и во всех великорусских областях. Это было связано с положением мужчин в обществе, с их большей мобильностью по сравнению с женщинами. Мужская одежда была более функциональна и ее покрой диктовался условиями тяжелой физической работы под открытым небом. Сравнивая мужской крестьянский костюм русских и карел Тверской губернии, отметим единообразие состава и покроя. Патриархальные черты в костюме карел сохранялись дольше, чем у русских, что было связано с большей оседлостью верхневолжских карел и отсутствием у них отхожих Многие элементы одежды верхневолжских карел сохранили древнюю терминологию, например, рубаха - paida, порты - kuadiet или kostozet, полушубок или шуба - turki, пояс - vuo.
Этнические различия сильнее всего проявлялись в орнаментации одежды, прежде всего в украшении праздничных рубах (ткачестве, вышивке, аппликации), в цветовом решении орнамента, его сюжетах.
Народный костюм, отмечает М.Ю.Повицкая, - это «рукотворный целостный образ осмысления и творческого преобразования мира природы в культурную реальность; как возрастной знак, определяющий место и роль человека в семье; как знак принадлежности к определенному этносу или этнической группе, выявляющий всегда их особое место среди других народов и этнических групп». Особенно устойчиво традиционные формы одежды сохранялись в народной одежде отражали географическую среду, экономический уровень, социальное положение и духовный уровень народа.
Одежда верхневолжских карел в целом близка к национальной русской одежде, что свидетельствует о тесном соприкосновении карел с русской культурой. Вместе с тем одежда тверских карел лучше сохранила карельскую орнаментику, чем национальная одежда в самой Карелии. Женский комплекс национального костюма тверских карел состоял из сарафана, головного убора сорокки и пояса, богато орнаментированных. Рубаху ("ряччиня" или "шоба") шили из льняного холста, она являлась одновременно верхней и нижней одеждой. Наиболее своеобразным типом рубахи была рубаха с "воротушкой" - прямой кокеткой, собранной у ворота из красного ситца. Плечевая часть рукава богато орнаментировалась, вдоль рукавов шли полосы из узорного тканья или вышивки, украшенные блестками, под рукавом - ластовки ("кайнолпкайкка"). Другой тип рубахи подобен "новгородке", когда рукава пришивались непосредственно к вороту. Поверх рубахи носили сарафан. Наиболее старинный тип - косоклинный, широкопройменный сарафан, сшитый из синего крашенного холста. Позднее появился "московский", или "круглый", прямого покроя сарафан с узкими лямками - "красикко", если его шили из домотканой крашеной материи и "ферязь" - если из покупной. Пояс ("вюо") у карел был необходимой принадлежностью как женского, так и мужского костюма. Он служил свадебным подарком родне жениха. Существовали тканые пояса разных типов плетения с геометрическим узором в виде полос, косых столбиков, ломаных линий вытканных слов "Милый мой не забывай, дарю - не теряй", "Кого люблю, того - дарю".

Бытовали и покупные: шелковые, плетеные, кожаные и металлические пояса. Пояс продевался в кольцо, к которому прикрепляли медную цепь ("чиеппи") для ношения ключей, игольников, гребней, оберег и т. п. Ходить без пояса считалось грехом. Головной убор у карельских женщин, как и у русских, отличался от девичьего, что связано с прической. Девушки заплетали волосы в косу и носили ее распущенной, а головной убор - ленту повязывали вокруг головы, закрепляя сзади. Праздничная лента шилась из парчи, шелка, украшалась бахромой, блестками. Наиболее старинной и сложной формой головного убора замужней женщины была сорока ("сорокка") весьегонского типа. Она состояла из трех частей: верхней, украшенной вышивкой; задней - позатыльника ("зательникка") и нижней ("самсури" или "верконе") - близкой по типу к русской лопатообразной кичке. Сорока богато украшалась, особенно свадебная. Украшение отражало социальное положение женщины, ее возраст. Свадебные сороки вышивались золотом и серебром, блестками; вышивка обшивалась фабричной тканью, тесьмой, бархатом и отличалась большим разнообразием орнаментики. До XVIII века в женской одежде было много украшений из металла (фибулы, пряжки, подвески, блестки, бляшки, поясные кольца), которые сохранились в незначительной степени до нач. ХХ века. В конце XIX - нач. ХХ вв. бытовали янтарные украшения, медные и серебряные цепочки, ожерелья из разноцветного бисера в виде жгута. Национальную одежду мужчин составляли: рубаха ("пайда") из холста; пояс ("вою") (тканый или ременный) и порты ("куадиет") из домотканины, собиравшийся вокруг талии на шнуре. Обувью служили кожаные туфли ("кенгет"). Рубаха (длиной до колен) имела туникообразный покрой с ластовицами ("кайнолопайкка" - вставка под рукавом) из кумача; имела разрез на левой стороне груди, обшитом черным шнуром. Рубаха была единственно и одеждой карельского парня до женитьбы. По праздникам надевали суконный сюртук или пальто. Верхняя одежда (мужская и женская) мало отличалась от русской. Носили зипуны (род кафтана из домотканого сукна с "фантами" - клиньями по бокам) и такого же рода кафтаны из грубого белого холста, который надевался поверх другой одежды. Подобная одежда ("окайдо") бытовала у вепсов и у русского населения Осташковского уезда под названием ("белый балахон"). Мужчины и женщины носили полушубки из домотканого сукна или овчины с отрезной спинкой и сборами у талии. Чисто карельской обувью у женщин были наголенники ("калжут") - длинный чулок из холста, обвивающий ногу горизонтальными складками, украшенный тканным узором или кумачом. С "калжут" носили кожаную обувь - коты ("котат") или берестяные ступни ("ступнит"). Женская и мужская обувь калишки ("кенгет") носилась с холщовой портянкой ("хатерат") и льняными сборами ("паглат"). С XIX века рабочей обувью были лапти ("луапоттит"). В комплексе народного костюма тверских карел сочетаются древние элементы с поздними наслоениями. Особенностью его является рубаха с "воротушкой", головной убор "самсури", обувь "калжут" и "кенгет", металлические украшения. Орнамент насыщен изображениями животных: оленя-лося, водоплавающей птицы; поля ткани покрыты горизонтальными или диагональными рядами.
Широко использовались пояса и в свадебных обрядах. Например, в Тверской губернии поясом связывали руки молодых, привязывали пояс к дуге свадебного поезда. Кроме того, пояса с надписями «Кого люблю, того дарю» или «Люблю сердечно, дарю навечно» служили свадебным подарком невесты жениху, а пояса с геометрическим орнаментом - родственникам мужа и гостям.
Особым ритуально-магическим смыслом был пронизан обряд смены девичьего головного убора на женский. Именно головной убор в большей степени, чем другие элементы одежды, являлся социально-возрастным символом.
Четкое регламентирование костюма в целом или его отдельных элементов закрепилось в терминологии (свадебный, покосный, жнивальный, великопостный сарафан, горевая сорока и др.). Костюм являлся символом достатка и благополучия в доме.
Эта особенность народной одежды отразилась в пословицах и поговорках:
«По одежке протягивай ножки»,
«Рад Епифан, что нажил серый кафтан»,
«Хоть жмут - да коты, просторны - да лапти»,
«Купи шубу крытую, а одежду шитую» и других.

Литература.
1. Головкин А.Н. Карелы: от язычества к православию. – Тверь: Издательство Студия-С, 2003.
2. Камардина Г.Ф., Волощенко М.В. Тверской народный костюм. – ОАО «Тверской полиграфический комбинат детской литературы», 2007.
3. Зыкус М.В., Бондаренко Е.В. Пособие по карельскому костюму. – Тверь: ЧуДо, 2001. – 24с.
4. Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки, как историко-этнографический источник. - М., 1978.
5. Калмыкова Л.Э. Народная вышивка Тверской земли. - Л., 1981.-С. 175.6.
6. Русский традиционный костюм: Энциклопедия / Авт. - сост.: Н.И. Соснина, И.И. Шангина СПб., 1998-С. 302.
7. Новицкая М.Ю. Методические подходы к теме «Традиционный народный костюм» / Сохранение и возрождение народных традиций. - М., 2001. - С. 142.
Интернет – ресурсы.
1. region.tverlib.ru
Н.Е.Чумина, Чамеровская школа

пятница, 15 апреля 2016 г.

Карельский костюм (продолжение)

Передник
Важной составной частью женского костюма как будничного, так и праздничного служил передник. Основная часть передников, представленная в музейных коллекциях, относится к началу XX века. По покрою и способам А ношения передники русских и карелок Тверской губернии одинаковы. Отсутствие более ранних образцов не позволяет выявить какие-либо отличия.
Праздничные передники часто шили из белого холста и украшали двумя полосами белой вышивки по сетке. В Весьегонском уезде передники шили из серого домашнего холста с плетеными завязками. По полю передника располагалось 13 рядов вышивки цветной шерстью и белыми хлопчатобумажными нитями, а нижний край обшивался белым бумажным кружевом с волнистым краем. Образец праздничного передника конца XIX - начала XX века хранится в Музее народного искусства в Москве. Передник выполнен из белого холста в сочетании с вышивкой и нашивками кумача. В основе композиции - ряд косых крестов с ромбами и квадратами в центре, выполнена красными нитками по сетке. Можно лишь предположить, что своеобразие у карел проявлялось в орнаментации передников.
Головной убор
Большое распространение в Тверской губернии получил женский головной убор сорока. «Сорока - головной убор замужних женщин, состоявший из нескольких, не сшитых друг с другом частей, надевавшихся на голову самостоятельно».
Сороки разных уездов Тверской губернии отличались по форме и декору. В некоторых уездах бытовали сороки сшитые не полностью, сзади они имели завязки, при помощи которых крепились на голове поверх кички. Они шились из двух взаимно перпендикулярных полос. «Более длинная часть приходилась на лоб и охватывала голову с боков. Перпендикулярная ей полоса ткани, пришитая в середине очелья (части, приходящаяся на лоб), закрывала затылок и опускалась вниз».
Как отмечает наблюдатель, в Тверском уезде «женщины носят род унизанными бисером и кистями. Вышивают оные золотом, шелком и в Тверском и Корчевском уездах сороки украшали пестрой вышивкой шелком или шерстью, а позатыльники делали из разноцветного бисера с кистями. В Бежецком уезде позатыльники изготавливали из крупного стекляруса и бисера, для отделки также использовали позумент, цветную тесьму, ленты, фабричное кружево и даже пуговицы.
Самыми «богатыми» и разнообразно украшенными были сороки Весьегонского уезда. Калмыкова пишет: «В их убранстве широко используется золотное шитье, как в густых узорах, целиком застилающих собой всю поверхность, сверкающих на красной крашенине, кумаче, цветном бархате и на расшитых позатыльниках. Л. Э. Калмыкова также отмечает, что в вышивках очелий «наряду с архаическими орнаментальными изображениями преобладают редко встречающиеся антропоморфные мотивы»: женщина с птицами, женская фигура с всадниками, рожаница с всадниками и др.

Сороки сплошь украшенные золотным шитьем назывались «золотоломки» - «ломаные золотом» и являлись свадебными и праздничными молодая женщина носила лишь первые 2-3 года после замужества, надевая в самые большие календарные и семейные праздники.
Цвет и украшения сороки зависели от возраста женщины. Так, молодая женщина до рождения первого ребенка носила сороку с кумачовым верхом, женщина постарше верхнюю часть сороки шила из узорного ситца или крашенины. Очелья старушечьих сорок вышивали шерстью (жицей) без «шитехой». Количество украшений, качество материала, узор очелья зависели от назначения сороки: для большого праздника или для будней, для ношения в Великий пост, для послеродового периода и т.д.
Существенные различия у русских и карел проявились в женских головных уборах - сороках. Мы уже отмечали, что женский головной убор кокошник не получил распространения среди карелок, в то время как у русских крестьянок бытовало несколько типов кокошников («ряска», «каблучок», «головка» и др.).
Женский головной убор сорока широко бытовал среди крестьянок Тверской губернии как русских, так и карелок. Головные уборы разных уездов отличались друг от друга либо по форме, либо по способу и приему украшения. Карельские сороки существенно отличались от сорок русских крестьянок. Так, своеобразие сорок Максатихинского и Рамешковского типа заключалось в орнаментике, Весьегонские и Зубцовские сороки, ) прежде всего, отличались по форме, способу ношения, а также приемами декорирования. Другие виды головных уборов (повойник, сборник) у русских и карелок существенных различий не имело.
Н.Е.Чумина

вторник, 12 апреля 2016 г.

Карельский сарафан

Сарафан
Крой сарафанов у русских и карелок был одинаков: косоклинные, прямые, сарафаны с лифом. Тем не менее, карелки отдавали предпочтение глухим косоклинным сарафанам на широких лямках. Этот вид сарафана бытовал у верхневолжских карел до начала XX века. Следует отметить, что в конце XIX - начале XX века глухой косоклинный сарафан чаще служил элементом свадебной одежды, особенно в первый день, когда невесте полагалось быть одетой скромно.
Декором косоклинных сарафанов служили нашивные украшения, ленты, шнуры, цветные полоски ситца, гарус, галун. Вышивка и узорное ткачество для украшения сарафанов в Тверской губернии почти не употреблялись.
Исключение составлял Ржевский уезд, где у русских крестьянок бытовали вышитые касталаны. Карелки подобные сарафаны не носили. Наиболее старыми нашивными украшениями можно считать нашивки из плетеной тесьмы одноцветного или узорного шнура и полосы домотканой шерстяной или полушерстяной красной крашенины. Наиболее распространенным украшением косоклинных сарафанов в Тверской губернии служила специальная сарафанная лента, бумажная или полушелковая, различной ширины.
Сарафаны прямого покроя, бытовавшие у русских и карел Тверской губернии, ничем друг от друга не отличались.Если один вид сарафана сарафан с лифом, широко бытовавший у русских крестьянок в конце XIX начале XX века, у карелок Тверской губернии не получил широкого распространения. Таким образом, сарафаны русских и карелок Тверской губернии но материалу, крою, цвету и орнаментации были одинаковы. Различия проявились в отсутствии у карел касталана и их приверженности к более старым формам кроя (глухой косоклинный сарафан).
 Сарафан карельский (вид спереди)
Сарафан карельский (вид сзади)
Чумина Н.Е.

среда, 16 марта 2016 г.

Из истории карельского костюма

Большой вклад в исследование русской народной одежды (в т. ч. и Тверской губернии) внесла Н.И. Лебедева. В совместной работе Н.И. Лебедевой и Г.С. Масловой «Русская крестьянская одежда XIX - начала XX века» имеются и сведения об одежде Тверской губернии (русской и карельской), схемы отдельных элементов одежды, зарисовки головных уборов. 
Модулем в конструкции народной одежды Тверского края, как и по всей России, являлась ширина льняной ткани (37 - 39 см.). Такая ширина годилась для всех вещей в крестьянском быту. Скроенная преимущественно прямоугольников отличалась удивительной простотой и удобством конструкции, оправданным многолетним опытом. Система украшений, во-первых, закрепляла края одежды, соответствуя утилитарному назначению вещи которая должна была быть удобной и прочной, а, во-вторых, призвана была усиливать магическую охранительную функцию костюма.
Женские и мужские рубахи кроились из прямоугольных кусков ткани, соединенных дополнительными клиньями и ромбическими ластовицами подмышками. 

В отличие от мужских рубах, женские рубахи шились длинными «до полу» или по щиколотку. На плечах для полноты объема вшивались полики - прямоугольные вставки. В Тверской губернии бытовали прямые полики, пришитые по утку, красные или украшенные красным узором. Самой нарядной частью рубах были оплечья и подол.


   Силуэт косоклинного сарафана напоминает трапецию. Силуэт многих головных уборов также приближается к трапеции. Орнамент на сороках чаще всего представляет собой прямоугольник или трапецию, благодаря чему возникает определенный ритм плоскостей и объемов. Доминантой всей композиции служит композиционный центр, который «можно выделить по разному: количественно, центральным расположением, качественно, как смысловой фактор (отделка)». Важными элементами композиции также являлись цвет и отделка ткани.
В начале XIX века рубахи чаще всего шили цельнокроеные. В каждом уезде Тверской губернии они имели свое название. Например, «долгостанец» (Бежецкий у., Теблешская в.), «сквозная» (Осташковский у., Щучьинекая в., Бежецкий у., Ивановская в.), «сквозовуха» (Весьегонский у., Мартыновская в.), «одностанка» (Весьегонский у., с. Молоково), «одностанная» (Бежецкий у., Ивановская в.)».
Из коллекции музея Чамеровской школы
Рубаху, в зависимости от ее назначения, украшали по-разному. Чаше всего по плечевым вставкам. В праздничных рубахах молодых женщин узором мог покрываться весь рукав. Такая рубаха называлась «порукавной». Исследователи отмечают, что для русских более характерно поперечное расположение орнамента на рукавах рубах, а украшения и размещение орнамента на рукавах как поперечное, так и продольное. В Старицком уезде праздничные рубахи украшали чаще, всего вышивкой по оплечью и подолу. В Калязинском уезде свадебные рубахи украшались по подолу ткаными и кумачовыми полосами.
В Тверском уезде подолы рубах украшались полосами браного ткачества и дополнялись мелкой вышивкой «крестом». Л.Э. Калмыкова отмечает, что «иногда подолы помимо вышивки украшались кружевом (Осташковский у., Иванодворская в.) или только в целом для украшения рубах в южной части Тверской губернии более характерно ткачество, в то время как в северных уездах чаще встречается вышивка. К концу XIX века такое различие в орнаментации женских рубах постепенно сглаживается  в Весьегонском уезде.
Подготовила Чумина Н.Е. (продолжение следует)


четверг, 3 марта 2016 г.

Женских рук прекрасное творенье

  К 8 Марта в Тимошкинской сельской библиотеке начали готовиться заранее. Чтобы рассказать о женщинах деревни, представить их таланты, организовали выставку «Женских рук прекрасное творенье». 
                                     
Походила по домам, посмотрела на поделки наших мастериц, лучшие получила на выставку.  Шитые и вязаные игрушки, вязаные изделия передала для выставки Грошева Светлана. Её золотые руки не знают усталости. Она вяжет для себя, для семьи, для друзей и знакомых. 
Совсем недавно приобщилась к рукоделию Пронина Татьяна. Она плетет из бумаги корзиночки, не хуже, чем из ивовых прутьев. В библиотеке Татьяна провела мастер-класс. Цветами и вышивкой украшает мамины изделия дочь Маша.

 Самая юная участница выставки – первоклассница Влада Кузнецова. Её работы пока незамысловаты, но уже побывали на выставке в центральной библиотеке.
 Загорелась желанием поделиться своими талантами гостья из Санкт-Петербурга Светлана Речкина. Она многодетная мамочка, поэтому на выставку представила миленькие изделия для малышей. 
Вязаные поделки двух Ирин, Вантуриной и Губановой, посетители тоже отметили на выставке. Очень хочется, чтобы мастерицы объединились в клуб, обменивались опытом, делились секретами своего мастерства. От себя хочу добавить: спасибо, девчата, за доставленное наслаждение. Новых вам идей для творчества!

Молодцова Е.В., библиотекарь Тимошкинской сельской библиотеки.

понедельник, 1 февраля 2016 г.

Свадебный обряд карельской деревни

Традиционно временем  проведения свадеб в карельских деревнях были такие календарные периоды: Мясоед, период от Пасхи до Петрова дня и период между осенними постами.
Начинался обряд со сватовства. Сватались вечером. Сваты заходили сначала в соседний дом, откуда посылали спросить разрешения сватать. Получив разрешение, шли в дом невесты.  Сватами  были обычно мать или крестная жениха и его дядья. Зайдя в дом, сваты садились под матицу, молились, а потом начинали сговариваться. 
Если невеста в это время была на беседе, то за ней кого-нибудь посылали. Если родители были согласны, то  жениху давали задаток от невесты - полотенце или платок. Договорившись, садились пить чай из самовара.
Следующий этап подготовки к карельской свадьбе был двороглядье. Родня невесты ездила смотреть хозяйство жениха. Если им в хозяйстве что-то не нравилось, то в свадьбе могли и отказать. Если все устраивало, садились пить чай теперь уже в доме жениха.
После того, как назначали дату свадьбы, за неделю или две до нее будущие родственники собирались на Богомолье в доме невесты. Здесь "выговаривали приданое", принимая окончательное решение, после чего отказывать в свадьбе было уже нельзя.
В Тимошкине существовал еще такой обряд как "крещение глаз", когда в дом невесты приезжал жених вместе с крестными, в доме зажигались свечи, а все присутствующие молились, перекрестив руки за столом. На Богомолье же девушки приносили в дом невесты веточку березы или ели, украшенную ленточками. Жених должен был ее выкупить. Затем эти веточки приколачивали на передний угол дома невесты и жениха.
Затем начиналась подготовка к свадьбе. Варилось пиво, шилось приданое. Жених, навещая невесту, привозил ей пряники и другие гостинцы.
Накануне свадьбы совершался обряд мытья невесты в бане.
Тверская карелка
В доме невесты подруга или сестра расплетала невесте косу, невеста причитала, прощаясь с косой: "Я спущу  девичью красоту; во леса-то да во темные!" Невеста раздавала ленты подругам. После этого невесту, покрыв шалью, вели в мыться в печь. Как вымоется - сажали на шубу в красный угол. Невеста угощала подруг пивом, приглашала на девичник, который устраивался в тот же вечер в доме невесты. Подруги пели песни, а невеста плакала, причитала. Приходили смотреть на девичник все жители деревни, приезжал и жених с друзьями. Пели песни, частушки, девушек угощали ужином.
На утро следующего дня невесту благословляли с иконой и ржаным караваем. После приезда жениха невеста переставала причитать, молодых благословляли.
В доме жениха тоже готовились к свадьбе, убанчивали лошадь.
Подруги невесты встречали жениха с песнями во дворе. Не пускали в дом, пели "корильные" песни, требовали выкуп.
Молодых благословляли и в церковь они отправлялись отдельно друг от друга. Обратно молодые ехали уже вместе.
Возле дома молодых осыпали житом, давали выпить по кружке молока, чтоб ребятишки были белолицыми.
В доме молодых сажали на подушки и давали один прибор на двоих.
Приданое на карельских свадьбах заносили тихо через задний двор.
После застолья молодых уводили спать в кладовку.
Второй день гуляли в доме невесты. За столом подавали яичницу и смотрели, как жених ее будет есть.
После свадьбы молодых мыли в печи.
На протяжении следующих трех дней жители деревни заходили в гости в дома жениховой и невестиной родни  за угощением.
Использованная литература:
  1. Михайлова Н.Е. Свадебный обряд у русских и карел Весьегонского района: этнографический аспект.