воскресенье, 28 июня 2015 г.

Военное детство. (70 – летию Победы посвящается) Конкурсная работа Жиловой Т.П.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война – одно из самых суровых испытаний, выпавших на нашу долю.
«Родина в опасности!» По этому зову все, кто мог владеть оружием, приходили на сборные пункты, чтобы отправиться на фронт.
Война коснулась каждой семьи, на фронт уходили мужчины:  отцы, мужья, братья, другие родственники, знакомые. Многие женщины сражались на фронте вместе с мужчинами, заменяли ушедших на фронт у станков. на полях и фермах, лесозаготовках, строительстве оборонительных заграждений. С рабочих мест не уходили домой неделями. Недоедая и недосыпая, тыл помогал фронту.
В чрезвычайных (военных) условиях руководство приняло решение о применении детского труда. Подростки заменили своих родителей на производстве: стали работать на предприятиях, заводах, колхозных полях. Юным рабочим тогда было по 13—15 лет, и чтобы они могли работать у станков, понадобились подставки под ноги.
«Гулливеровскими» были нормы выработки на полях, где трудились дети: тысячи гектаров скошенного хлеба, тысячи связанных снопов, тонны намолоченного зерна. С 4-х часов утра до 10 часов вечера продолжался рабочий день на севе, а во время уборки урожая не редкостью была ночная молотьба. Самые младшие школьники выходили на поля собирать колоски.
В военное время резко сократилось число учащихся: состав средней и старшей школы уменьшился в 2 раза. В основном учились ребята младших классов.
Кесемская библиотека продолжает сбор материалов о Великой Отечественной войне, воспоминания тружеников тыла и детей войны.
Предлагаем вам воспоминания ветерана Великой Отечественной войны 1941-1945гг. Филатовой Марии Сергеевны, которая будучи ребенком, стала ее непосредственным участником.


«Я, Филатова Мария Сергеевна (в девичестве Белякова), родилась 6 марта 1929 года в д. Новое Шилково, Овинищенского района, Тверской области в большой крестьянской семье. Отец работал председателем, а потом бригадиром в колхозе «За пятилетку»,мама долгое время – дояркой. В семье было пятеро детей. Отец-участник гражданской войны, был ранен. В первые годы советской власти  был активистом, принимал  участие в раскулачивании, за что чуть не поплатился жизнью. Родители по тому времени были довольно грамотными людьми и нам. детям, стремились дать образование, а такжес малых лет приобщали к труду.

Великая Отечественная война с первых дней принесла тяжелые испытания и горе нашей семье, как и многим другим. Вся жизнь резко изменилась.
Отец (47лет) был призван на трудовой фронт. Старший брат Алексей в это время служил в действующей армии на Балтийском береговом флоте. погиб в самом начале войны. Родители никаких известий о его гибели не получили, и он. защитник Родины, не внесен даже в книгу Памяти.
Старшая сестра Антонина была мобилизована на трудовые работы, девушки рыли противотанковые рвы где-то под Торжком.
Сестра Зинаида после окончания школы работала на ст. Овинищи.
Сестру Лидию мобилизовали в ФЗО в Москву на военный завод. Остались мы вдвоем с мамой. Я училась в 5 классе Тимошкинской  7-летней  школы. Как мы жили во время войны? В школу мы ходили за 3 км пешком. Только в дни метелей и буранов родители подвозили нас в школу на лошади. Некоторые наши учителя были эвакуированы с мест военных действий. Электричества не было, занимались и учили уроки с керосиновыми лампами. Тетрадей не было, писали на старых книжках. И все равно старались хорошо учиться. Немецкие самолеты часто пролетали с воющим звуком над нашей местностью, стреляли в работающих на поле женщин. Нередко пролетали очень низко над школой. Взволнованные родители прибегали в школу за нами, детьми, потому что уже ходили слухи. что детей будут эвакуировать. Звуки военной канонады были слышны со стороны Сандовского района. Немцы несколько раз бомбили ст. Овинищи, были жертвы. В нашу местность был прислан выздоравливающий батальон солдат (может как по-другому  называется). Положение их было не завидное. Скудное питание, ходили зимой в шинелях, ботинках с обмотками. У нас в доме квартировали тоже 7-8 человек, мы их подкармливали. чем могли.
Я закончила 7 классов в 1943 году и 2 года во время войны будучи подростком работала в колхозе наравне со взрослыми. Мужчин в деревне по существу не было, трудились пожилые. подростки и дети. Было очень тяжело. Ели хлеб с мякиной, картошку. а молоко. мясо. яйца и др. сдавали государству. Лошадей тоже отправляли на фронт, поэтому выполняли всю работу вручную: косили. жали серпом. лен обколачивали деревянными колотушками, освобождали от костры специально выстроганными досками с ручкой (трепалами), лен дергали руками, расстилали. боронили пашню, вручную сеяли. Свои огороды пахали с помощью быков, а иногда и сами женщины тащили плуг за собой.
В это время все  делалось для фронта, для Победы. Дома  многие семьи вязали и шили теплые вещи и отправляли на фронт. А ведь в каждой семье было горе, приходили похоронки и еще хуже, когда вообще никаких вестей не было. Страшно было смотреть ,как страдала моя мама. потеряв любимого сына, прекрасного человека, спортсмена. который не успел даже и закончить образование в техникуме.
Закончилась война. Моя сестра Антонина и отец вернулись домой. Они снова стали трудиться в колхозе, а я в 1945 году поступила в Краснохолмское педучилище. Труднейшие послевоенные годы. В первый год учебы нам выдавали продукты по карточкам. Из дому тоже было нечего  взять. В то время еще не было поезда рейсом Весьегонск- Санково. Мы вынуждены были ездить на поездах Москва- Ленинград, билетов в малых Овинищах не продавали, и мы ездили на подножках вместе с мешочниками, ворьем и теми, кто спасался на крышах вагонов. Иногда и у нас резали карманы и сумки. Жили мы  в общежитии, девушки в комнате были дружные. И все мы старались хорошо учиться. А как мы готовились к экзаменам! Брали одеяла, расстилали у каланчи (она была напротив нашего общежития) и учили материал чуть ли не наизусть. Развлечений было немного, иногда устраивались в педучилище вечера. Я принимала участие в хоре, и мы выступали на вечерах, иногда и по местному радио. По воскресеньям ходили в городской сад. пролезали без билетов через лазейки, танцевали под духовой оркестр. А еще тайком иногда ходили в действующую церковь посмотреть, что там делается. В 1950 году я успешно закончила педучилище и числе лучших выпускниц была направлена в Бежецк на месячные курсы повышения квалификации. чтобы потом преподавать русский язык и литературу. После окончания курсов я была направлена на работу в школу в Сандовский район. Но вызова из школы я не получила, и мы вместе с одной выпускницей педучилища поехали в Москву в Министерство образования, чтобы нас направили туда, где бы мы были  особенно нужны. Одним словом, мы были молоды. хотелось романтики. И нас по нашему желанию направили на работу в Новосибирскую область. Действительно, романтики в последствии было достаточно. Мы, не видавшие еще ничего в жизни, окунулись в самую ее гущу. Приехали в Москву на Казанский вокзал. За билетами на восток огромная очередь. Люди стоят сутками. раздраженные, стараются пройти без очереди. Мы смогли достать билеты только благодаря тому, что имели направления на работу. И вот мы с Тоней (так звали мою спутницу) в поезде дальнего следования, долгие пять суток. Люди в вагоне обжились, сидят компаниями, выпивают, где-то поют, где ругаются. Мы натерпелись страха, но добрались все же до Новосибирска. В Облоно нас направили в один из самых отдаленных районов области, Михайловский, как потом оказалось, район политических ссыльных (58 статья). Привезли нас на попутной машине в районный центр с. Чумаково. Населенные пункты там расположены друг от друга на расстоянии 50-100 и более км, связи никакой нет. Можно было попасть на место назначения только на попутке или подводе. Примерно через неделю за мной прислали лошадку. Назначили меня в Кульчинскую 7-летнюю школу – литератором. Это была большая деревня в одну длинную улицу со стадами гусей, а за деревней блестело большое красивое озеро, в котором причудливо отражался вечерний закат.  Дома –мазанки, с сенями, плетенными из прутьев. Я была единственным литератором в школе, классным руководителем в 6-м классе. Многие ребята во время войны не учились, а потом    пошли в школу. поэтому были переростки, почти мне ровесники. Работа в Сибири мне нравилась, нас там ценили, считали специалистами, потому что учить там было некому. Некоторые учителя имели 7-летнее образование. Ребята мне тоже нравились, более наивные, добрые, хотя жилось им после войны очень тяжело. Ведь сибирские солдаты почти все полегли. храбро сражаясь, между прочем, за нашу Калининскую область. У меня в классе из 40 учащихся только 2 или 3 ученика имели отцов. В школу зимой некоторые дети ходили босиком. очень бедно одетые. Но сибиряки в отличии от нас - очень веселый народ. На работу и с работы с песнями. В клуб ходили все: и молодежь, и семейные. Танцевали и отплясывали в галошах, подвязанных веревочками. в фуфайках. Там все умели здорово плясать, играть на гитаре или других музыкальных инструментах.  Так как это был район ссыльных, высоко была поставлена политико- воспитательная работа. К каждому учителю прикреплено было десять домов. Еженедельно мы проводили беседы          на различные темы. Особенно большая работа по идейно – политическому воспитанию населения проводилась перед выборами. Мы отвечали за каждого голосующего из своей десятидворки. Но зато и выборы потом превращались в праздник. В клубе было веселье всю ночь до утра. В Сибири я честно проработала 3 года. Но я понимала, что мне необходимо учиться еще, получить высшее образование. Я обратилась в Роно, но мне документов не выдали, потому что там не хватало учителей. Я уехала и стала готовиться для поступления в Калининский государственный педагогический институт. В 1954 году я поступила в КГПИ на дневное отделение. По моему запросу мне выслали мои документы из Сибири. Все годы я училась на повышенную стипендию и окончила институт в 1957 году со званием  учителя  русского языка и литературы, получила диплом. По семейным обстоятельствам год не работала. Потом в 1958 году устроилась на работу в Тимошкинскую 7-летнюю школу, а в 1959 году была переведена в Кесемскую среднюю школу, где работала преподавателем русского языка и литературы, а с1973г. и завучем до пенсии 1985 года».
Мария Сергеевна служит примером для своих  учеников, для односельчан, к ней обращаются за советом, в трудную минуту за поддержкой. Для каждого найдется теплое слово, нужный совет. Свою любимую учительницу навещают её ученики. Для учительницы – они всегда её ученики и за каждого она переживает, а в радости разделяет счастье.
 В личной жизни она счастлива. У неё дочь Татьяна Васильевна (как и мать –педагог),сын Виктор Васильевич, внуки, правнуки.
Награды:
Медаль «Ветеран Великой Отечественной войны». Удостоверение № 5730996 
Удостоверение №75552  Медаль «Ветеран труда».
Кесемская средняя школа.10 класс.
медаль «За долголетний добросовестный труд»,юбилейные медали, множество наградных листов за педагогическую деятельность.
Кесемская средняя школа (Филатова М.С. в центре, во втором ряду)
Поезка в Санкт – Петербург. Учителя и ученики Кесемской школы 
Филатова Мария Сергеевна и 8класс. Кесемская средняя школа



среда, 24 июня 2015 г.

Население, эвакуированное в годы Великой Отечественной войны на территорию Быковского сельского совета.

Конкурсная работа Савельевой Г.Н., библиографа Весьегонской центральной библиотеки
НОЧЬЮ В ЭВАКУАЦИИ 
Шёл дождь всю ночь, холодный, проливной.
И лошади, и дети сбились вместе,
напуганные криками, войной
и темнотой чужих предместий.
Мы ждали утра, чтобы раздобыть
еду и место, где бы было сухо…
Но никогда мне, видно, не забыть
глядящую сквозь дождь старуху.
Она вселяла веру и покой,
Преодолев и горе, и тревогу,
придерживая узкою рукой,
как ленту, чёрную дорогу.
(Александр Шевелёв)
Всё дальше уходят от нас годы Великой Отечественной войны. Меньше остается людей, воевавших и переживших все тяготы и лишения того страшного времени.
Каждое новое поколение все меньше знает об этой войне, что совсем не справедливо. Мы, дети участников войны,  частично знаем о том, как наши земляки сражались на фронте и  самоотверженно трудились в тылу во имя Победы. Но есть еще такие страницы, о которых мы почти ничего не знаем.
Так, например, я много слышала об эвакуации  деревообрабатывающего предприятия ДОК-15 из поселка Выползово Бологовского района в город Весьегонск, о его работе в годы войны и после. Но ничего не знала о том, что на территории Тимошкинского сельского совета в годы войны проживало немало эвакуированного населения.
Разыскивая данные по родословной моей семьи,  я нашла в Весьегонском архиве «Списки эвакуированных граждан, проживающих на территории Быковского сельского совета за 1943-45 г.» и была очень удивлена увиденным. Оказывается, почти в каждой деревне проживало немалое количество  этих граждан (я слышала только о возвращении в родные места людей с территорий, занятых врагом).
Просмотрев документы, сделала выводы, что в основном это были семьи в составе которых -  мать и 2-3 ребенка, иногда – одинокие женщины и единицы мужчин.

Так, например, в деревне Тимошкино (колхоз «Победа», председатель  Мухин) в ноябре 1945 года проживало 20 человек, третья часть  из них была карелы, остальные – русские.  Это семьи:  Алексеевых, Жирновой-Мухиных, Тарасовых, Ролович, Киркиных, Матвеевых, Хорошулиных, Бондаревой и две семьи   Киркиных.
Эвакуированные были: из Ленинграда и Петрозаводска - семь  человек, Калинина, Зубцовского района. В годы войны один человек работал письмоносцем, два – в Тимошкинском  детском доме, один – техничкой (наверное, в школе), остальные - в колхозе. Почти все приезжие хотели вернуться на прежнее место жительства и только 4 человека (по неизвестной причине) пожелали остаться в этой деревне.
В деревне Веснино (колхоз …), помимо коренных жителей,  жило пять  семей: муж, жена, 2 дочери и  сын Полянские, двое Румянцевых, четверо Лукиных, трое Семеновых и четверо Стрембелевых. Всего 18 человек.   Их них: двое мужчин, остальные  - женщины и дети. Один человек приехал из Калинина, остальные – из Ленинграда.
Двадцать два человека приехали в колхоз «Сталинец» (деревня…). Это были женщины с детьми из Ленинграда, Гатчины, Холмского  или Холмовского района (? Смоленской области), один из Шлиссельбурга (Кировский район Ленинградской области). В деревне поселились 10 семей: Глуховы, Куляхтины, Кузнецовы, Иванова, Максимовы, Акимова, Виноградовы, Осипова, Тимофеевы, Григорьевы.
В деревне Мякишево  (колхоз «9 января»)  проживало 9 семей. Это: Никандровы-Ивановы, Егоровы, Ивановы, Ниловы, Семенова, Герасимовы, Федотовы, Ивановы. Один человек приехал из К.-Ф.Р (Карело-Финская ССР), три - из Ленинграда, остальные из Холмского района. Из 25 человек - один мужчина (1884 года рождения), остальные – женщины и дети.
На 27 октября 1944 года в деревне Вяльцево (сельхозартель «Труженик»)  количество эвакуированных составляло 21 человек. Это члены  7 семей: Ильины, Пыжовы, Ананьевы, Герасимова, Чеховы, Звягина, Сизиковы. Из общего количества было трое мужчины, остальные, как, впрочем, и везде - женщины и дети. Из Холмского района приехали 14 человек, 2-е - из Лениградада, 4-ро  - из Зубцовского района.
Гораздо меньше проживало эвакуированных в деревне Новое Шилково.   (колхоз «За пятилетку»), всего 9 чел.  Это были бывшие жители Холмовского района в составе 5 семей: Булатовы, Семенова, Качеева, Визрева, Лукина-Кузьмин.  Среди них был только один мужчина 1910 года рождения.
В колхозе  «Новый путь» (д. Абросимово)  - 17 человек (один мужчина 1888 г.р., остальные – женщины и дети).  Это было 4-е семьи: Петровы, Смирновы, Громов-Купчины, Петровы-Гусевы. Трое приехали из Пскова, девять человек из Ленинграда,  пять - из Холмовского района. Семеро трудились в колхозе, а остальные были дети (часть из них училась, были и дошкольники).

На территории  Быковского сельского совета были еще деревни (Корнягово – колхоз «Путь Ленина, Плоское – «Новая жизнь», Яснево- «Им.Яковлева»,…) , но о том, проживали ли там эвакуированные жители  пока сведений не имею. 
И очень хотелось бы знать: как жилось в то трудное время здесь этим людям? Как складывались отношения местного и эвакуированного населения? И не жалела-ли та (может быть) незначительная часть, оставшихся на постоянное место жительство,  о принятом решении? Как сложилась их судьба на новом для них месте? Вопросов много. Может быть, когда-то появятся на них ответы – это дело времени и неравнодушных людей-краеведов,  жителей (коренных и когда-то эвакуированных).
Я предполагаю, что все эвакуированные жители прибыли в эти деревни по железной дороге.
Литература
Списки эвакуированных граждан, проживающих на территории сельского совета за 1943-45 г./ Исполнительный комитет Быковского сельского совета депутатов трудящихся Весьегонского района Калининской области. Фонд 25.Опись -1. Единица - 50.